12+

Газета «Пламя»

Главная / Статьи / Великий Октябрь: Взгляд через столетие
19.10.2017 11:10
  • 4

Великий Октябрь: Взгляд через столетие

Как ранее уже сообщала наша газета, в апреле те-
кущего года в Вейделевке прошла VI международная
научно-практическая краеведческая конференция
«Революция в России: взгляд через столетие».
Публикуем в сокращении доклад, с которым высту-
пил краевед Н. Ф. Кисель.

7 ноября будет вековой юбилей
Октябрьской социалистической
революции, ножаркие споры, дис-
куссии среди учёных, политиков
мировой общественности не пре-
кращаются, а наоборот, становятся
более злободневными и острыми.
Налицо огромное количество про-
тивоположных мнений, суждений,
оценок и выводов. Это говорит о
том, чтоичерез 100 летроссийское
общество мировоззренчески рас-
колото, социально-политические
интересыразличных слоёв населе-
ния диаметрально расходятся и в
отношении к событиям 1917 года.
Умногихпростыхлюдей — «туман
вголовах» иполнаянеразберихаот
обилия фактов, различающихся
оценок, льющихся из средств мас-
совой информации. Поскольку на-
учная литература — это удел немно-
гих, большинству она недоступна,
поэтомумногиминтересующимся
гражданам приходится на основе
своего образования и жизненного
опыта самим становиться истори-
ками. Вот поэтому нам нужен объ-
ективный и уважительный подход
к любому периоду истории страны
и, конечно же, к истории револю-
ций 1917 года.
Как говорил советский историк
20-х годов прошлого века По-
кровский, история — это политика,
обращённая в прошлое. Как бы
ни старались представить себя
объективными и независимыми
исследователи этого вопроса, все
они — люди с определённым поло-
жением в обществе, выросшие в
конкретной среде и всё равно от-
ражают мировоззрение того соци-
ального слоя, класса, страты, как
угодно, где они воспитывались и
пребывают. А многие сознательно
исполняют хорошо оплачиваемый
социальный заказ правящих элит,
а то и мировых мозговых центров,
на толкование прошлого. К сожа-
лению, историческая наука остаёт-
ся во многом служанкой политики
и действующей власти.
Это было и есть во все времена
и во всех странах. Финансирова-
ние учёных через гранты, премии,
награды со стороны различных
фондов, которых было в 1990-е
годы, да и сейчас, множество, и
которые питаются средствами из-
за границы, порой из спецслужб,
соблазняют многих учёных делать
то, что от них требует и за что пла-
тит заказчик. А потом искажённая
история попадает в школьные и
вузовские учебники, и это лживое
знание становится основой для
мировоззрения масс.
Поэтому очень критично надо се-
годня относиться к современным
историческим трудам и учебни-
кам, не говоря уже о кино- и теле-
продукции на исторические темы.
Предвзятого, лживого, необъек-
тивного там очень много.
Как ни стараются многие внести
в историю революций 1917 года
некую сенсационность, открыть
какие-то «тайны», на деле оказы-
вается, что это повторение давно
известного, но искажённого и
оторванного от конкретной реаль-
ности. Тема основательно изучена
и проанализирована в течение века
и кардинально новое вряд ли най-
дётся. Хотя некоторые источники
(а без них история — не наука) либо
есть в спецслужбах (и они засекре-
чены), либо намеренно уничтоже-
ны в архивах. Но зато всё больше
появляется искусно сделанных
фальшивок.
Хотя в истории нет сослагатель-
ного наклонения, но на основе
всех источников и трудов учёных
можно в главном выстроить цепь
событий и определить, была ли
альтернатива им, был ли иной ва-
риант, изменивший бы дальней-
шую историю страны.
У России уже был опыт револю-
ции 1905-1907 годов. Первая ми-
ровая война обострила все проти-
воречия тогдашнего российского
общества. И хотя к 1914 году был
существенный рост в экономике,
торговле, образовании и других
сферах жизни, бездарное управле-
ние царём и его окружением при-
вели к всеобщему недовольству.
Система, когда высший управ-
ленческий слой формировался из
числа крупных родовитых земле-
владельцев, сановников царского
двора, аристократии и туда не до-
пускались деловые буржуазные
круги, не говоря уже о представите-
лях народа, оказалась неспособной
качественно управлять страной в
военное время, неспособна гибко
реагировать на требования време-
ни. Эта самодержавная система
потеряла в период войны доверие
и уважение не только простого на-
рода, но и многих высших кругов,
классов, сословий, которые смер-
тельно боялись новой революции
и видели, что правительство, назна-
чаемое царём, своими неумелыми
действиями только приближает её.
1914 и 1915 год показали, что
промышленность России не го-
това к длительной войне, ощуща-
лась нехватка оружия, боеприпа-
сов, снаряжения, амуниции и т. д.
Обстановка требовала быстрой
реорганизации введения мобили-
зационных мер и действий. Но это
происходило с трудом и то за счёт
прихода на помощь власти бур-
жуазии, научной и технической
интеллигенции, которые создали
военно-промышленные комите-
ты, особые совещания, Земский
и городской союзы, дабы спасти
положение. При этом воровство,
казнокрадство, коррупция, спеку-
ляция выросли до неимоверных
размеров. Та же продукция, тот
же снаряд или патрон, сделанный
по заказу на частных заводах, об-
ходился власти в 2-3 раза дороже,
чем сделанные на казённых, го-
сударственных заводах. Болтая о
патриотизме, русская буржуазия
бессовестно наживалась на войне,
диктуя свои завышенные цены, и
тем самым способствовала осла-
блению государства в период
войны. Многие заводы и фабрики
перешли на выпуск военных за-
казов, но в то же время в стране
стал ощущаться дефицит того
необходимого, что они раньше
выпускали. На «мирные» товары
моментально возросли цены, как и
на хлеб, продовольствие.
Железные дороги не справлялись
с перевозками, начались перебои
с хлебом, продуктами питания в
крупных городах. От этого страда-
ли бедные слои населения, а рядом
в ресторанах кутили и объедались
перекупщики, спекулянты, казно-
крады из числа купцов, промыш-
ленников, чиновников. Огромные
людские потери за два года войны
увеличивали число вдов, сирот,
безлошадных крестьян. Нищие и
голодающие потянулись в города,
надеясь там хоть что-то заработать
на жизнь, но и в городах стало не-
возможно свестиконцыс концами.
В очереди за хлебом, молоком и
т. д. становились с вечера и стояли
ночь, чтобы утром купить еду.
В правительстве — «чехарда»: за
три года войны (1914 — 1917) сме-
нились: 4 председателяСоветами-
нистров, 6 министров внутренних
дел, 3 министра иностранных дел
иминистров земледелия, 4 руково-
дителя департаментов. Правитель-
ство горько и насмешливо назвали
«кувырк-коллегией». Царь упрямо
одних бездарей менял на других,
не вникая в суть дела, лишь бы из
своего круга. Что могут сказать
нам такие фамилии, как Горемы-
кин, Штюрмер, Голицын, Трепов,
Коковцев и другие, разве можно
их сравнить с такими, как Витте,
Столыпин?
Конечно, в стране были умные
люди, их знали, их предлагали,
но безуспешно. Думские и бур-
жуазные круги уговаривали царя
сделать упор на них, поставить в
правительство достойных людей,
умеющих работать и управлять,
провести срочно необходимые
реформы, иначе будет революция.
Но царь Николай II всё отвергал.
На него, слабохарактерного, не
готового править страной, в от-
ветственный период влияли жена,
царица Александра Фёдоровна,
Распутин, министр Маклаков,
Протопопов. Он допускал непо-
правимые ошибки, причём даже
не понимал их последствий.
Роковой ошибкой была война
с Германией, в которую втянули
Россию англичане. На Германию
приходилась половина экспорта
российских товаров, из неё же шла
техника для промышленности.
Можно было защитить Сербию,
оказать ей помощь, но не втянуть-
ся в войну. Из-за этого потеряли две
армиивВосточнойПруссии, спасая
французов на Западном фронте.
Второе — абсолютное игнориро-
вание царём Думы и деятельности
людей из числа буржуазии. Эти
люди, придя в правительство, мог-
ли быизменить ход событий (Вто-
ров, Коновалов, Рябушинский,
Родзянко, Гучков и др.). Многие
из них уже вступили в масонские
ложи и были управляемы из тай-
ных кругов Запада, но ещё не в
определяющей степени.
К 1914 годууже сформировались в
мире наднациональные, негласные,
финансово-олигархические кру-
ги и центры, которые стремились
ради своей тайной финансовой
власти управлять миром. А война
была ими инспирирована, как воз-
можность ослабить независимые
государства и подчинить их финан-
сово, экономически, политически,
духовно и идеологически. Также
эти центры через подставных лиц
помогали финансировать револю-
ционныепартии, иботе стремились
свергнуть правительства, которые
были неугодны Западу.
Если бы Николай II послушал
приехавшего к нему в феврале
председателя Думы Родзянко и
сменил правительство, то новые
люди сделали бы изменения: в
управленческом аппарате, в снаб-
жении войск всем необходимым,
в производстве и торговле, в кре-
стьянском вопросе. Но этого не
случилось. Царское правительство
ввело продовольственную развёр-
стку, заставив крестьян и помещи-
ков сдавать хлеб по фиксирован-
ным ценам, но это мало помогло,
ибо свободно действующие спеку-
лянты скупали его раньше.
Третье. Николаю II не следовало
становиться самому Главноко-
мандующим, сменив своего дядю,
великого князя Николая Нико-
лаевича. Надо было быть царю
выше всех, над всеми, а не среди
них. Николай Николаевич, хоть и
не был Суворовым, но в военном
деле разбирался лучше племян-
ника, его уважали и даже любили
в войсках. Его отправили коман-
довать Кавказским фронтом, и он
так преуспел, что там успехи были
намного лучше, чем на других
фронтах.
А Николай II теперь стал вино-
вником всех неудач на Западном
и Юго-Западном фронтах, его ав-
торитет среди военных упал ниже
некуда.
Четвёртое. Царю не следовало в
феврале 1917 года уезжать из Пет-
рограда, где назревали революци-
онные события, нужно было опе-
ративно принимать решения по
мере последующих событий. Он
бросил столицу, не принеся ника-
кой пользыв войсках иСтавке (где
он был не нужен), а его бездарные
чиновники в Петрограде своими
решениями только ускорили побе-
ду Февральской революции.
Но то, что произошло, было за-
кономерно. Рабочие, солдаты Пет-
рограда с 23 февраля вышли на
улицы, что закончилось отречени-
ем царя 2 марта.
В столице образовались два ор-
гана власти: Временный комитет
Думы (Временное правительство)
и Петроградский совет рабочих и
солдатских депутатов — орган по-
бедившей революции.
В условиях войны это немысли-
мо. Совет связывает руки прави-
тельству (буржуазному в своей
основе), а сам власть не берёт.
Эсеры, меньшевики, трудовики,
народные социалисты образовали
большинство вПетроградскомСо-
вете. Большевиков там было мало,
в президиум из 15 человек вошли
только два большевика: Шляпни-
ков и Залутский.
Эсеры и меньшевики счита-
ли, раз революция буржуазно-
демократическая, то завоевав
демократические свободы, надо
отдать власть буржуазии, чтобы
она провела необходимые рефор-
мы, в результате которых после
определённого времени пролета-
риат станет большинством нации,
крестьяне получат землю, тогда
можно будет говорить о переходе к
социализму. А пока грамотные спе-
циалисты, организаторы экономи-
ки у буржуазии, значит надо быть
в союзе с ней, контролируя победу
революции в отношении улучше-
ния прав и положения трудящихся.
Решить Временному буржуазному
правительству необходимо было
следующие вопросы: завершить
войну и победить в ней, подгото-
вить Учредительное собрание и
главные реформы по переустрой-
ству России, а до этого обеспечить
управляемость и порядок.
Но хорошо теоретизировать, рас-
суждать, а реальная обстановка в
стране требовала совсем друго-
го. Петроградский Совет издал
приказ №1, затем утверждённый
ВременнымПравительством. Сол-
датамПетроградского гарнизона, а
затем и всей армии давались граж-
данские права, отменялось отда-
ние чести офицерам, создавались
солдатские комитеты, без одобре-
ния которых приказ командиров
был недействителен. Возмуще-
нию офицеров не было предела.
И хоть теперь солдат призывали
защищать не «батюшку царя»,
а «революцию», дисциплина в
войсках пропала, а вслед за ней — и
боеспособность.
Так править страной было нельзя.
Либо Советам рабочих, солдат-
ских и крестьянских депутатов
надо брать власть и формировать
своё правительство (о чём на-
стаивал Ленин), либо всю власть
должно было взять Временное
правительство, отражавшее в эко-
номическом и политическом пла-
не интересы буржуазии.
С февраля по октябрь 1917 года
произошло огромное количество
важных событий, хорошо описан-
ных во всех учебниках и трудах
исследователей. Эти события ин-
тересны, драматичны, даже тра-
гичны.
Можно было в стране навести по-
рядок и решить самые злободнев-
ные, насущные вопросы, особенно
в интересах крестьян, как основной
части населения и рабочих. Они
хотели мира, земли, достойного за-
работка и 8-часового рабочего дня с
социальными гарантиями. 4 раза за
полгода Временное правительство
меняло свой состав, но так и не ре-
шилось на кардинальные действия,
переадресуя их будущему Учреди-
тельному собранию. Но в условиях
войны, начавшегося неуправляемо-
го хаоса и вседозволенности Учре-
дительное собрание откладыва-
лось. И это было ошибкой. Ибо все
реформы были понятны. Одни и те
же лица состояли и в Советах, и в
кандидатахвУчредительное собра-
ние, анекоторыеизнихбылимини-
страми Временного правительства.
Так почему же не ускорить то, что
само назрело и перезрело? Тем бо-
лее, что, решив эти вопросы прави-
тельственными решениями, а затем
же узаконив или легитимизировав
их через Учредительное собрание,
они бы завоевали громадный авто-
ритет у народа.
В силу своей буржуазной сути и
в преклонении перед западными
нормами права Временное пра-
вительство ничего не сделало,
занимаясь второстепенными воп-
росами, которые также не вопло-
щались вжизнь. Раз революция, то
действовать надо было революци-
онно: справедливость выше права
в такие периоды истории. Полу-
чился замкнутый круг: солдат при-
зывали воевать до победного конца
(т. е. гибнуть), и конца этого не
было видно, а после этого соберёт-
ся Учредительное собрание, решит
все вопросы по государственному
устройству, земельным отноше-
ниям, рабочему законодательству
и т. д. А пока терпите во имя ре-
волюции. Но армия разлагалась и
отказывалась наступать и воевать.
Контроль над ней со стороны пра-
вительства был потерян. Генералы
и офицеры презирали и ненавиде-
ли Керенского и правительство,
требуя твёрдой военной власти.
Приказ №1 не был отменён.
Полностью разваленыбыли орга-
ны правопорядка. Новая милиция
не справлялась с массовыми гра-
бежами, убийствами, воровством,
бандитизмом. Вольница всем пар-
тиям позволяла тем вредить пра-
вительству, ничего не опасаясь.
Впоследствии в своих воспоми-
наниях генерал Деникин писал,
чтофронт развалили не большеви-
ки, а Временное правительство и
эсеро-меньшевистские советы.
Страна катилась к катастрофе.
На треть сократился объём произ-
водства. На треть упала выплавка
стали, чугуна, угля. Было закрыто
свыше 800 заводов и фабрик, на
треть сократились перевозки гру-
зов и товаров. Финансовая система
на 90% зависела от западных бан-
ков. Государственный долг достиг
50 млрд. рублей, из них 11 млрд.
- западным банкам напрямую,
остальным косвенно через рос-
сийские банки, имевшие западный
капитал. Деньги обесценивались.
Выпуск новых денег, «керенок»,
привёл к хаосу в торговле, их не
хотели брать. Нормы отпуска хле-
ба вПетроградеиМоскве сократи-
лись до 200 граммов на человека в
день. Спекуляция, казнокрадство
процветали. Развилось самогоно-
варение. В армии и на флоте учи-
нялись самосуды над офицерами.
Из создавшегосяположениямогло
быть три выхода: 1) установление
властиСоветов с социальными пре-
образованиями немедленно и соз-
данием советского правительства;
2) контрреволюционная военная
диктатура с подавлением демо-
кратии на определённый период
и разгоном партий и Советов;
3) внешняя оккупация и внешнее
управление.
Корниловскиймятежзадумывался
каксоюзВременногоправительства
и армии, но в последний момент
Керенский и Корнилов разрушили
это соглашение (может, какие-то
силы этому способствовали). Счи-
тается, что из-за личных амбиций.
Одинбылпозёримнил себяновым
Наполеоном, а другой — солдафон,
по словам Милюкова, «львиное
сердце, ноовечья голова». На защи-
ту Петрограда от корниловцевВре-
менное правительство вооружило
рабочих, и те уже оружие это не
сдали, совершили с ним Октябрь-
скую революцию. Солдат, снятых
с фронта, агитаторы распропаган-
дировали, и те отказались идти на
Петроград. «Дикая дивизия» из
горцев Кавказа послушалась аги-
татора большевиков, которым был
внукШамиля.
После подавления Корниловского
мятежа генералы и офицеры окон-
чательно возненавидели Керен-
ского, и Временное правительство
осталось без опоры большинства
войск, не считая юнкерские учили-
ща и запасные части. Многие хоте-
линемецкойоккупации — толькотак
можно было подавить революци-
онный хаос. Другие бросали фронт
и ехали на юг, в Москву, дабы там
создать очаг сопротивления.
В этот период — конец августа и
начало сентября — члены Времен-
ного правительства из буржуазных
партий сами предложили эсеро-
меньшевистскому Совету взять
власть и сформировать своё со-
ветское правительство, но лидеры
эсеров и меньшевиков отказались.
Наступал решительный поворот

Источник: Газета "ПЛАМЯ"

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Объявления

Реклама

Вверх